Дагестанские вина и коньяки

 

КоньякКофе с коньяком

Кофе – это напиток, стимулирующий общение, служащий поводом для многих приятных встреч – с любимыми, друзьями, семьей или просто с газетой.

Все дело в его вкусе. Повсюду в мире все больше людей предпочитают именно кофе. Кофе укрепляет и связывает все стороны нашей жизни, начиная с утренней “включающей” чашечки, перерыва на кофе в середине дня, чтобы взбодриться и оживить работу, беседы с друзьями за кофе с пирожными; он может быть отличным завершением застолья и идеальным средством просто согреться.
Однако кофе – это еще и индустрия, которая дает работу миллионам людей во всем мире, вовлекает в производство, переработку и продажу миллиардные инвестиции. На протяжении многих лет кофе уступает лишь нефти по значимости во внешней торговле развивающихся стран. Его доля в доходах от экспорта в ряде стран составляет более 70%. Кофе является ходовым товаром на фьючерсном рынке и на товарных биржах, включая Лондонскую и Нью-йоркскую.В кофейных перевозках часто одновременно участвуют до 2250 транспортных судов со всего мира.Такое вот дорогое удовольствие.

Российский рынок кофе еще только развивается. Если норвежец за год выпивает 10,1 кг кофе, австриец – 8 кг, немец – 7,5, француз – 5,6, бразилец – 4,1, то у нас в стране каждый статистический житель в год выпивает всего 300 г этого божественного напитка. Но с каждым годом потребителей и истинных ценителей кофе в России становится больше.

Вместе с увеличением количества кофеманов растут и проблемы, с которыми повседневно сталкиваемся и мы – потребители и они – производители кофе.

Чуть больше года назад Некоммерческое партнерство “Организация производителей кофе в России” получило свидетельство о государственной регистрации. И мы обратились к председателю совета директоров организации, президенту компании “Монтана кофе” Александру Малчику с просьбой рассказать о тех вопросах, решение которых легло на его плечи в последний год, о задачах, которые учредители поставили перед Некоммерческим партнерством.

– Очень часто реальное положение дел сильно отличается от того, что пишут в газетах. Когда пишут, что количество подделок равняется 90%, я в это не верю. Я не только слышал, что существует фальшивый кофе, я его видел. Фальшивый “Якобс”, фальшивый “Чибо”, фальшивый “Нескафе” в хорошо имитированной упаковке… Содержимое – очень низкосортный кофе с большим количеством посторонних примесей.

Проблема невероятно серьезная… Есть разные цифры – и 30–40% на рынке. Но никто не может точно сказать, каков процент подделок. Но Россия не единственное место на Земле, где пьют кофе и его подделывают. Но чтобы установить точно, сколько подделок на рынке, требуются большой ресурс и уникальные способы сбора информации. Во всем мире применяются специальные опросы. Они определяют насколько правдивы ответы покупателей, производителей и т.п. Но в России нет традиций проведения подобных опросов, и часто просто нельзя верить тому, что нам сообщают.

Я свято верю в покупателя! Только он в конечном счете может определить, подделка это или нет. Но для этого нужно понимать продукт, который покупаешь. Он скажет: “что же этот сорт хвалят, такая реклама, а пить невозможно”. Он задумается, что может быть это не то, на что он рассчитывал. Но происходит это лишь в том случае, когда ему известно, каков вкус настоящего напитка. И такого потребителя обмануть невозможно.

Но это возможно при возникновении настоящего рынка, появлении настоящего квалифицированного покупателя. Тогда большие партии фальшивого продукта продать не удастся, а возиться с малыми партиями не выгодно самому фальсификатору. Полицейские меры, как доказала жизнь, мало эффективны. Должна существовать правильная система сертификации продуктов, здоровая система взаимоотношений государственных проверяющих органов и населения, при которой меньше коррупции, рынок здоровее.
Попробуйте продать на российском рынке большую партию фальшивого ржаного хлеба, в котором содержится 70% несвойственных этому сорту ингредиентов. Не получится. Народ знает, каким должен быть настоящий ржаной. Обмануть людей можно один раз, и больше он не пойдет в этот магазин и соседям скажет: “Не ходите”.Это же касается и всех других товаров. Если покупатель отвернется от фальшивки, ее производитель разорится.

Торговцы тоже должны, если хотят поддержать свою марку и сохранить к ней доверие, вкладывать деньги в пропаганду своего брэнда, обучать потребителя, увеличивать объемы продаж профессиональными компаниями, чтобы клиент, потребитель знал продукцию.

Кофе – невероятно сложный и богатый продукт, очень полезный. И для наслаждения, и для времяпрепровождения, и для лечения. Но здесь нет культуры потребления, нет культуры производства, хотя многие предприятия производят его давно. Но кофепитие не является культурной традицией населения России, несмотря на то, что стали его пить почти одновременно с другими европейскими странами. Еще царю Алексею Михайловичу – отцу Петра I привезли кофе как лечебное средство, а сам Петр Алексеевич внедрял его принудительно под страхом царской немилости. Но в традиции он так и остался напитком аристократии. Советские годы способствовали утрате даже тех небольших традиций, которые только проклевывались. И только в наше время культура кофепития так же, как и чаепития, начала восстанавливаться.

Борьба с фальшивками должна быть комплексной: нужны законодательные меры, сертификация продукта и поддержка брэнда (чтобы он был везде одинаков, где бы ни производился), сейчас только начинается процесс создания современных стандартов взамен действующих, но давно устаревших. Мы – Некоммерческое партнерство “Организация производителей кофе в России” – в какой-то степени были инициаторами этого процесса, не имея никакого законодательного права создавать стандарты. При этом никто – ни институты, которые готовят стандарты, ни госучреждения, которые их утверждают, не ставили нам палки в колеса – все были заинтересованы. Просто, чтобы дело сдвинулось с места, нужны средства и нужна воля. Сейчас создаются сертификаты на растворимый кофе, за ними последуют – на зерновой и молотый. Процесс этот длительный и сложный.

Существует Международная кофейная организация, созданная около 40 лет назад. Она объединяет государства, производящие, выращивающие и потребляющие кофе. Также в нее входят и крупнейшие мировые кофейные компании. Бразилия, Индия, Германия, Франция, Великобритания… Мы тесно сотрудничаем с ней. Это нечто вроде ОПЕК для производителей нефтепродуктов. Одно время она, как и ОПЕК на нефтяном рынке, регулировала цены на кофейном. Но сегодня у нее остались в основном информационные функции. Отсутствие у этой организации возможностей для контроля цен является ее большим недостатком.

Сейчас на рынке полный обвал цен, кофе продается зачастую ниже себестоимости. В предыдущие годы урожай или неурожай в Бразилии определял, какие будут цены. Сегодня причины ценового обвала зависят от нескольких причин, среди которых немаловажную роль играет и совершенствование приемов выращивания кофе. С 1 га теперь собирается значительно больший урожай, чем раньше. Сыграла свою роль агрономия.

А многие в качестве причины падения цен на кофе кивают на Вьетнам, который в течение нескольких лет превратился во второго в мире поставщика зеленого кофе. И в этом негативную роль прежде всего сыграл Международный валютный фонд. Он посоветовал Вьетнаму, перешедшему к мирной жизни, вкладывать предоставленные МВФ субсидии в производство кофе. Но без традиций, без специальных агротехнических приемов кофе получается низкокачественным. И вот им-то и завалили рынок. Кроме падения цен, это повлияло и на снижение общего качества сырья.

Казалось бы, производители страдают от снижения цен на сырье, а потребитель выигрывает. Однако прямой зависимости здесь нет. Изменение оптовых цен на сырье на 30% снизит стоимость готового продукта всего процента на 3. Слишком много составляющих в цене конечного продукта. Но что самое плохое, традиционные производители, вкладывавшие деньги в получение качественного продукта, сегодня не могут себе этого позволить.

Если подходить стратегически, то понижение качества снизит количество потребителей, и в результате проиграют все – и переработчики, и продавцы. Почему же нельзя скоординировать свои усилия в установлении справедливой цены на кофе в мировом масштабе? Да потому, что производством, переработкой и продажей кофе занимаются фирмы почти из 60 стран. Естественно, такому количеству участников процесса значительно труднее договориться между собой, чем членам ОПЕК.

Организация производителей кофе в России объединяет таких ведущих производителей кофе как “Нестле Фуд”, “Крафт Фудс”, “Монтана Кофе”, “Паулинг Виенти”, “Сара Ли Экспорт”, “Сукафина”. На торговые марки кофе выпускаемые членами Партнерства, приходится более 40% всего потребляемого россиянами продукта. Общий объем инвестиций в кофейную отрасль компаний,
входящих в состав “ОПК в России”, составляет около 300 млн долл. Ими построено 3 завода по производству и фасовке кофе, создано более 5 тыс. рабочих мест.

Авторитет “Организации производителей кофе в России” постоянно растет. Все больше участников рынка хотят стать ее членами. В свою очередь “ОПК в России” готова сотрудничать с любой, специализирующейся на производстве кофе, а также ориентированной на потребителей кофе и защиту их прав организацией, которая заинтересована в формировании цивилизованного рынка кофе в России.